Привет, гость!

Вы не авторизованы на сайте и, возможно, не зарегистрированы. Мы вам рекомендуем зарегистрироваться или авторизоваться.

Зарегистрировавшись, вы сможете скачивать файлы, у вас не будет рекламы и многое другое!

Зарегистрироваться

» К истории Епифани

 
 
 
Aliexpress INT


К истории Епифани

 Много еще тайн хранят остатки древних крепостей и старинных поселений. На первый взгляд, кажется, что мы вроде все знаем о своем посёлке, когда-то имевшем статус города, о нашей Епифани. Но это да­леко не так.

  Возьмем описание дре­вней Епифанской крепости за 1571—1572 годы. Читаем следующее: «В Епифанове лугу, у Епифановского боло­та, вниз по Дону, на левой стороне, поставление князя Ивана Федоровича Мстис­лавского, а острог поставлен на три углы: одна стена" ведена от Дону по горе, а другая стена от реки от Лютые по горе и ведена подле враг, а третья стена от поля к торгу: а кругом острогу пер­вая стена, которая от поля 139 сажен, а другая стена от Дону по горе 100 сажен, а третья стена, что от р. Лю­тые 51 саж. и всего кругом острога 320 саж».

   И здесь начинается загад­ка. Если мы сложим длину всех стен, то получим в сумме 290 сажен. А где же остальные?

  Согласно плану Епифанского кремля, сделанному В. Возлинской и опублико­ванному в журнале «Искус­ство» № 4 за 1982 год, кремль имел форму уже не треугольника, а пятиуголь­ника с более острыми тремя углами. Это, конечно, больше соответствует исти­не.

  Но тут опять вопрос. Ведь стена от поля должна быть прямой, т. к. в противном случае все три башни, при­мыкавшие к этой стене, по­теряли бы свое назначение. Ведь в случае ее изогнутости огонь с башен для нападаю­щих был не опасен, и наши предки того не учитывать не могли. Поэтому угловая башня со стороны р. Лютой и поля была выведена от острога на 10 сажен, что еще более обеспечивало фланки­рующий огонь из башни вдоль двух стен.

  Кроме того, если мы по­строим треугольник по данным длины стен, то уви­дим, что высота его будет очень маленькой. Стало быть, при таком построении крепости она не выполняла бы своего назначения. И этого тоже не могли допу­стить русские строители, имевшие большой опыт в по­добном деле.

  Стены крепости со сто­роны Малой и Большой ендовищ имели укрепленные естественные крутые обры­вы, и это хорошо обеспечи­вало их защищенность с трех сторон. Высота центральной, проезжей башни, что нахо­дилась в центре по левой стене, была 14 сажен. Башня, что со стороны р. Лютой, — 7 сажен, и третья, что со стороны Большой ендовы, имела высоту 8 сажен. По­дробное описание башен да­ется в книге «Тульский край» (том 1), поэтому мы более детально описывать их не будем. Книга издана в 1966 году государственным архивом Тульской области и педагогическим институтом имени Л. Н. Толстого.

  В самом остроге, т. е. в крепости, кроме двора князя Ивана Мстиславского, жилых помещений не было. В этом доме, по всей вероятности, жил наместник князя. Как его звали, в описании острога не сказано.

  О населении всей Епифани в писцовых книгах того вре­мени сказано так: «И всего в Епифани на посаде по обе стороны Дону в Черной и Стрелецкой слободе и в Ка­зачьих слободах 7 церквей, а дворов на церковной зе­мле 22. Да стрелецких да казацких и стрелецких сло­бодах 8 дворов сотниковых, да на посаде ж по обе сто­роны р. Дону, крестьянских черных и пушкарских и затинщиковых и стрелецких и казацких 702 двора, а людей в них 708 человек, да 74 двора пусты, вымерли в нынешнем 80 (1572) году». В вышеуказанном году была страшная эпидемия, и мно­гие населенные пункты про­сто вымерли. Кроме того, в число жителей входили только мужчины.

   Еще более подробные описания Епифани и окружа­ющих ее поселений можно прочитать в следующих кни­гах: Писцовые книги Москов­ского государства. XVI век. Ч. 1 от  Санкт-Петербурга. 1877. Полное собрание законов Российской Империи сб. 1830. Том 5 этого собрания. Город Епифань приписан к Московской губернии.

  Том 20. Епифанский уезд. Епифань — уездный город. О гербах городов Тульского наместничества. Герб г. Епи­фани. О планах городам Белеву, Епифани, Веневу и др.

В географическом словаре Российского государства, из­данном в Москве под ре­дакцией Щекатова в 1804 г., о Епифани мы находим сле­дующую запись: «Город Епи­фань расположен на высо­кой горе над рекой Доном, по обе стороны речки Те­лушки. Город основан в 1679 году и огражден деревянною стеною о девяти башнях. Окружность города 227, сажен и высотой 2,5 са­жени». Таким образом, кре­пость хотя и имела меньшие размеры, но была более мощной в военном отноше­нии.

  Далее в словаре читаем: «Около крепости проходит ров, который в . некоторых местах уже засыпался. Стро­ения уже обветшали и сгни­ли». Кроме того, по некото­рым данным, перед крепо­стью находились «волчьи ямы», т. е. замаскированные ловушки. В самой крепости церквей не было, а около нее стояли две. Это церковь Николая Чудотворца (1736 г.) и мужской монастырь Ус­пенья Пресвятой Богоро­дицы (1669 г.). Весь город в окружности был две вер­сты. Домов обывательских 228 и вновь построенных по плану — 18. Все дома дере­вянные. Кроме того, в Епи­фани на начало XIX века имелось: одна женская бога­дельня, лавок 18 и 3 питей­ных дома. Улиц и переулков 9. Жителей в городе на 1804 год было 1618 человек. На день реформы 1861 года в Епифани   проживало  уже 2657 человек.

  В начале второй половины XVII века Епифань приобре­тает большое значение в экономической жизни Рус­ского государства, в том чи­сле и как крупный узел важ­нейших дорог. Об этом гово­рят грамоты царя Алексея Михайловича от 6 мая и 23 августа 1669 года.

Часто можно услышать от местных жителей рассказы о том, что Успенский холм на­сыпан верующими и монаха­ми. Но это совершенно не так.

  Пожилые епифанцы хо­рошо помнят, что все жи­тели города пользовались водой из колодца, располо­женного у подножия Успен­ского холма со стороны Ма­лой ендовы. Колодец этот, вернее, одна из его сторон была, как бы врезана в холм. На этом срезе хорошо видны были породы, слагающие его. В настоящее время ко­лодец расположен уже ме­трах в 20 от холма. Таким образом, вершина холма в диаметре уменьшилась не на один десяток метров. По­чему так произошло?

  На вершине холма было расположено древнее посе­ление славян, Федосьино го­родище. В 1669 году на этом месте был построен муж­ской Успенский монастырь по проекту архитектора Софронова. Вокруг монастыря была возведена кирпичная стена с хорошо оформлен­ными въездными воротами. Склоны холма были укреп­лены. Внутри ограды росли деревья, и холм не разру­шался. Большая часть ограды монастыря была разобрана, а точнее сказать, растащена местными жителями уже в 50-х годах нашего столетия.

В самой Епифани колод­цев не было. Во время базаров и ярма­рок, особенно в дни Ивана Постного, что за неделю до праздника Рождества Бого­родицы (21 сентября), в Епи­фань съезжались многие ты­сячи торговцев и жителей окрестных деревень. Ме­стные ребятишки воду про­давали на ярмарках по од­ной копейке за кружку, а брали они воду в Успенском колодце. Только в 1937 году в Епифани было начато стро­ительство водопровода.

  Как и большинство укреп­лений засечной полосы Мо­сковского государства, Епи­фанский острог был возвёден на высоком месте. Но крепость на время осады должна быть обеспечена во­дой. А где ее взять? Внутри крепости для хозяйственных нужд были выкопаны пру­дки, т. е. небольшие водох­ранилища типа небольших прудов. Остатки таких пруд­ков сохранились до настоя­щего времени. В годы Вели­кой Отечественной войны один из прудков был исполь­зован для захоронения вои­нов Советской Армии, пав­ших при освобождении Епи­фани от немецко-фашист­ских захватчиков в декабре 1941 года. Впоследствии здесь был сооружен памят­ник павшим. В день осво­бождения города и в День Победы благодарные жители Епифани всегда возлагают живые цветы и венки.

  Правда, с постройкой но­вой больницы доступ к брат­ской могиле затруднен. Но в скором времени будет по­строена хорошая дорога, и население сможет без за­труднений посещать это историческое и намоленное место.

  После того, как был засы­пан ров со стороны торга, т. е. со стороны современ­ной Красной площади, и кре­постные стены были оконча­тельно разобраны, на месте острога был создан город­ской сад с ажурными воро­тами, выходящими на торго­вую площадь. С этого вре­мени, т. е. с середины XIX века, ярмарки в дни Ивана Постного стали проводиться на площади. Такое решение было принято потому, что на ярмарку съезжались многие тысячи подвод крестьян и гостей, да притом со скотом. Приезжие купцы и местные торговцы привозили много товаров для местных жите­лей. Это были орудия труда для сельскохозяйственных работ, ткани, обувь, одежда и многое другое.

Представим, как это было. Приближались почитаемые праздники — Рождество Бо­городицы, Воздвижение, По­кров и другие. А эти праз­дники считались во многих окрестных селах и деревнях Епифанского уезда храмовы­ми, или, как их называли, престольными. Крестьяне го­товились к таким праздни­кам. Покупали осетрину, бе­лугой, особенно, сомовину, так как эта рыба была более  дешевой. Рыба на ярмарках была в изобилии, о чем го­ворят не только рассказы старожилов, но и подтвер­ждено многочисленными до­кументами.

  Но вернемся к Успенскому холму. Встает вопрос, были ли подземные ходы, как в крепость, так и из крепости? На это можно с уверенно­стью сказать: да, были. Как и везде на Руси, в крепостях, стоявших на возвышенности, строились подземные ходы к водным источникам. Такой  тайный ход был и к Успен­скому источнику, где впо­следствии был построен Ус­пенский колодец. Если         рассматривать склоны крепости к колодцу со стороны Малой ендовы, то можно заметить более сильное разрушение. Именно с этой стороны. Ве­роятно, здесь были ходы к водным источникам. А были ли другие тайные выходы из крепости? Чтобы ответить на такой вопрос, обратимся к расска­зам    старожилов    Епифани.

Вот что рассказал житель поселка Кочетков Николай Иванович:

«Я родился и вырос в Епи­фани, мне уже более 60 лет. Еще в раннем детстве много слышал рассказов о подзем­ных ходах в районе совре­менной больницы. Как вся­кие дети, мы мечтали о та­инственных кладах и других приключениях. Когда мне было 10—12 лет, мы нахо­дили около больницы про­валы в земле, расчищали их и проникали в подземные ходы. Правда, проникали мы всего на несколько метров. Все ходы вели по направле­нию к прудкам или к Малой ендове. Даже сейчас хорошо видны следы провалов на поверхности земли».

И он показал нам такие места.

  Рассказ Н. И. Кочеткова дополнил житель Епифани Крылов Валерий Иванович:

«Примерно в 1952 году мы с моими сверстниками Озолом, Альбертом, Куприяно­вым Анатолием, другими ре­бятами сделали расчистку одного из провалов около больницы и проникли в один из подземных ходов. С со­бой мы взяли фонарик и ве­ревку и лезли гуськом, под­страховывая друг друга. Пролезли по ходу метров на 30 или 40. Ход был выложен кирпичом и имел сводчатую кровлю. Высота хода, как  ширина его, имела размеры около 120 см. Правда, вы­соту хода можно было опре­делить приблизительно, т. к. нижняя часть его была засыпана породой и идиосом водных потоков при таянии снега и во время сильных дождей. Направление ход имел   в   сторону   прудков».

  Валерий Иванович Крылов также показал место, где они с товарищами проникали в подземный ход. Всего лет десять назад при проведе­нии канализационных работ у старого здания больницы был вскрыт ход в подзе­мелье.

— Со стороны Красной площади, — рассказал нам молодой епифанец Сергей Костомаров, — я с ребятами пролезал в подземный ход, но всего на несколько ме­тров. Там было очень душно. Такие входы мы находили около прудков».

  А его мать Александра Алексеевна добавила: «Как только наши дети стали вле­зать в эти подземные прохо­ды, мы, родители, их засыпа­ли. Боялись, что дети там задохнутся или вообще их там засыплет».

  Вместе с руководителем краеведческого кружка гл. Николаем Васильевичем Федькиным мы провели на месте глазомерную съемку и на­несли на чертежи места про­валов и направление по­дземных ходов. Все наши выводы совпали с расска­зами местных жителей.

Особенно хорошо сохра­нились следы провалов у за­дней стены старого здания больницы.

  Затем мы внимательно ос­мотрели склоны Успенского холма. Можно с уверенно­стью сказать, что склон со стороны Малой ендовы резко отличается от других склонов. Он имеет ярко очерченные следы не посте­пенного разрушения, а бы­строго ступенчатого типа об­валов. Здесь, видимо, прохо­дил подземный ход к во­дным источникам. Как уже говорилось, подземные ходы были выложены кирпичом. Стало быть, они были сде­ланы уже во времена строи­тельства крепости в более позднее время, т. е. в начале второй половины XVII века. Вполне возможно, что они существовали и в 1571 — 1572 годах, но укреплены были деревом, а позднее за­менены кирпичной кладкой со стороны реки Дон.

К холму примыкает знаменитое Епифанское болото, упоминающееся во всех летописях и документах с древнейших времен. Болото — ледникового происхождения. Когда-то здесь было озеро. Образовавшийся здесь торфяной слой почти лежит на коренных породах    известняках. Толщина осадочных пород в среднем 3—4 м, а в некоторых местах и больше.

Очень жаль, что среди ме­стного населения, особенно детей, не пропагандируется опасность разведения ко­стров на таких торфяниках. Торф под Епифанью горит, и горит не только на повер­хности, но и в глубине. Огонь перешел уже на дру­гую сторону дороги, а это большая опасность для насе­ления. В таких местах могут провалиться скот, транспорт, люди. О подобных случаях хорошо знают жители тех местах залегают торфяники. Уже порядочная площадь выгорела, и понадобится не одно десятилетие, чтобы было можно использовать эти земли хотя бы для вы­паса скота.

  И последнее. Успенскую церковь пытались реставри­ровать. Но как бездумно, а точнее сказать, по варварски начали это делать. При расчистке церкви от обрушив­шихся стен и сводов мусор сбрасывался прямо на склоны холма. Разрушался растительный покров, пор­тился первозданный вид этих склонов, а в дальнейшем это будет большим препятствием для восстановительных работ. Это тоже необхо­димо учесть. Будущее поко­ление не простит таких оши­бок.

В начале лета следующего года мы планируем продол­жить наши исследования Епифанской крепости и исто­рии Епифани. Мы обраща­емся к жителям Епифани, окрестных населенных пун­ктов с просьбой помочь нам в этом и сообщить через районную газету «Заветы Ленина» обо всем, что изве­стно, — о преданиях, наход­ках и других сведениях, свя­занных с историей Епифани.

 

Юля КРЫЛОВА, Оля ТАРАСЮГИН, Марина ПАХОМОВА.

краеведы.


Besucherzahler russian woman
счетчик посещений